КУРС МОЛОДОГО ОВЦА (или Самозащита в уголовном суде)

 

                                                  Автор: Шейченко В.

КУРС МОЛОДОГО ОВЦА

 

Часть первая
   

 

2.10. Обеспечение права на защиту (статья 16 УПК РФ). Ну что там нам предлагают: 1. Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту (надо же!), которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя (неужели?). 2. Суд и прочие мусора разъясняют подозреваемому их права и обеспечивают ему возможность защищаться всеми не запрещёнными способами и средствами (здорово!). 3. В предусмотренных УПК случаях, обязательное участие защитника и законного представителя обеспечивается осуществляющими производство по уголовному делу должностными лицами. 4. В предусмотренных УПК и иными федеральными законами случаях подозреваемые и обвиняемые могут бесплатно пользоваться помощью защитника (ничтяк!). Изначальное затруднение в усвоении данной гарантии связано с тем, что в Законе напрямую и однозначно не раскрыты понятия «право на защиту» и «обеспечение». Они до сих пор не определены так, чтобы их можно было чётко понимать, не будучи спецом-правоведом. А любые неясности, как мы понимаем уже, влекут произвол подлецов и лицемеров. Право на защиту должно пониматься исходя из содержания различных и многообразных его элементов, объёма в целом по всей совокупности норм УПК, Конституции, Евроконвенции и Международного Пакта, в которых так или иначе отражены аспекты правоспособности не только подозреваемого или обвиняемого, но и других участников от защиты, но и обязанностей иных участников по отношению к стороне защиты. Тогда это о-го-го-громаднейший комплекс возможностей твоих, выражаемых действиями или бездействиями, который ты можешь противопоставить нападкам обвинения, скрытой агрессии суда, с помощью которых способен держать круговую оборону от уголовных преследователей и пресмыкающихся к ним. Такие правомочия образуют доступные тебе средства и способы защиты (аминь!). Круг правомочий по общему Праву на защиту установлен в положениях статей 46 и 47 УПК. Но в них содержатся указания только на обобщённые идеи, требующие отдельного и дополнительных уточнений, особенно в отношении различных стадий и по процессуальным ситуациям. Так, одним из составляющих Права на защиту является право представлять доказательства. Но и это право вмещает в себя ряд конкретных прав: допрашивать свидетелей, давать показания, участвовать в следственных действиях, просит об их проведении, заявлять об известных вещдоках и документах, оглашать материалы и прочее. Когда имеет место невыполнение (нарушение) в любой форме и любого из правомочий стороны защиты, а не только обвиняемого (подозреваемого), мы однозначно определяем это как нарушение Права на защиту. «Обеспечивается» - это когда Право не только существует абстрактно, объявляется на словах или бумаге, но может быть реализовано в специально созданных для этого условиях, с предоставлением всех доступных возможностей применения закона в благоприятную для реализации Права сторону. Исходя из ранее сказанного, такие обеспечительные возможности должны сопровождать и каждое составляющее правомочие внутри общего Права. В чём именно выражается Обеспечение? В первую очередь право должно быть разъяснено. Особая важность разъяснений подкрепляется неоднократным понуждением мусоров к этому через специальные и общие положения (статьи 11.1, 16.2, 164.5, 243.2 и другие УПК). Разъяснения должны быть доступны для понимания, позволять участнику уяснить суть правомочий, и порядок их использования, и возможные последствия. Некоторые разъяснители из карательных племён воспринимают такие обязанности своей проблемой, когда они своими же руками вынуждены вооружать знаниями противостоящую им сторону защиты. Поэтому они желают понимать Обеспечение только в узком смысле Непрепятствования – то ест, отказ от создания препятствий к осуществлению прав участниками от стороны защиты. Причём в форме бездействия: сопротивляйтесь, овцы, мы вам не мешаем, но и пособничать не будем. Но в этом только выгодное обвинению понимание. Нет же. Обеспечение подразумевает в первую очередь активные, позитивные действия, направленные на всемерное содействие, и только вторым эшелоном содействие должно подкрепляться функциями не создания помех. Иное под корень рубит принцип «Состязательность», когда одна из сторон оставляется в состоянии незнания, при закрытых глазах в незнакомом лабиринте на расправу Минотавров. Действительно, когда ребятёнок объективно беспомощен и в нужде (а ты в данной ситуации вполне сравним с дитятей), опекун должен обеспечить его хотя бы минимальной заботой, например питанием. Понятно, что не только няньку (защитника) со стороны привести, не столько не препятствовать детёнышу самому находить пищу и пожирать её, но предоставить чаду и само питание, посуду, время на утоления голодности, пристойное место для кормёжки, минимальный комплект приборов (хотя бы руки развязать!). А вот хавать или не хавать, после дозы увещеваний, детка решит сам. Так же и с правом на защиту. Всякий раз должны создаваться условия и предоставляться доступные возможности, чтобы ты посредством любого из предоставленных правомочий мог осознанно и эффективно ими пользоваться. Например, по отношению к упомянутому праву на предоставление доказательств, Обеспечение этого права означает такие функции: Следователь (прокурор, судья) должен объяснить понятие «доказательство», виды доказательств, их значение для разрешения спора; должен узнать, имеются ли какие-либо доказательства по обстоятельствам дела и есть ли желание их предоставить; должен выяснить источник и пути получения; должен провести мероприятия по получению требуемого доказательства (допрос, истребование, изъятие,…) и фиксации его (осмотр, признание, приобщение,…); должен сообщать о факте получения доказательства; должен предоставить возможность ссылок и оценки сведений по существу. Должен. Это его должок перед нами. А долг платежом красен, как мусор – лицом. Способы и средства осуществления уголовного преследования в УПК строго оговорены, и сторона обвинения в своей деятельности не в праве прибегать к недозволенным напрямую законом средствам и способам, как-либо отступать от имеющихся ограничений. В отличие от обвинения, для стороны защиты не установлено жёстких пределов в избрании средств и способов защиты. Единственное условие - желаемое средство или способ не должны находиться под запретом в том же УПК. В практическом толковании Следствие и Суд зачастую уравнивают понятия «не запрещено» и «разрешено, предусмотрено». И под таким началом устанавливают препятствия для любых защитительных мер, выходящих за общий перечень конкретных правомочий защиты. Однако отличия в понятиях, а с тем и ущерб для использования гарантии очевидны. Вот, в конкретной ситуации ты избрал себе средство защиты - обращение с письменным воззванием «Я не виновен!», и способ защиты – открытую демонстрацию плаката с таким воззванием ко всем присутствующим в зале суда. Текстом Закона как бы и не разрешены такие средство и способ защиты. Но они и не запрещены, а значит, обвиняемый вправе их использовать. Естественно, что сопротивления подобным средство-способам со стороны мусоров не избежать. По указанному случаю, я полагаю, предлог для нейтрализации твоих действий будут искать в «нарушении порядка заседания». Чему необходимо возражать и обосновывать позицию через право на «иные средства и способы» по статье 47.4.24 УПК. Случаи обязательного участия защитника перечислены в статье 51 УПК. В случаях такой нужды сторона обвинения не парится особо. Как правило, они забывают поинтересоваться у обвиняемого (подозреваемого) его желанием, да и возможностью самостоятельно выбрать и пригласить защитника, а назначают «своего», дежурного из числа проверенных, лояльных подхалимов. Так и называют в народе этих адвокатов – «мусорские». Между тем гарантия бесплатной помощи защитника должна осуществляться с должной полнотой и эффективностью. Не следует смущаться отсутствием возможности оплатить услуги адвокатов в размерах гостарифов, тем более по тарифам «чёрных касс». Даже в порядке бесплатности никто не отменял требования добросовестности и всемерности такой помощи. И если адвокат-проныра пытается отморгаться формальным присутствием, к месту будет напомнить ему о Долге профессиональном, добиваться от него при всякой необходимости подробных консультаций. Такая необходимость определяется не только усмотрением адвоката, когда он считает нужным или даже обязан это сделать, но и лично твоими нуждами и волей, когда заинтересованность возникла у тебя самого. Потому ты вправе письменно и официальным порядком вызывать адвоката на консультации по месту своего принудительного нахождения, да и будучи ещё вольным человеком, требовать конфиденциальных встреч. В ходе этих свиданок без стеснений расспрашивай по любым назревших вопросам, по любым возможным процедурам и ситуациям, ищи от него советы себе. Верно, что без твёрдого доверия не следует раскрывать всех действительных соображений, планов и позиции, памятуя о возможном предательстве. Ну а ежели адвокат Ваньку валяет, филонит, любым способом избегает исполнения обязанностей защиты, пользуйся правом обжалования его действий (бездействия) тому же органу расследования, кто назначил его, или же в региональную коллегию адвокатов. Как показывает практика, это отрезвляет халтурщиков, кроме безнадёжных мудаков. Требуй активной помощи и должного уважения к собственным нуждам. Тем более что любые моточасы оплачивает госказна. Если не удаются нормальные отношения и взаимопонимание, выдвигайся на роль мини-босса: делай защитнику прямые указания, давай поручения о необходимых и конкретных действиях в рамках его законных полномочий (желательно письменно), требуй их исполнения. И главное, не позволяй морочить себе голову. В случае крайнего недоверия, при неудовлетворённости работой, настаивай на замене, заявляя о намерении жаловаться в Коллегию. Все свои желания и чаяния (только разумные!) указывай уже при первой встрече. Если самому не борзеть, не злоупотреблять правом, не быть пустой истеричкой, самому выказывать активную борьбу по делу, известны случаи, когда даже после первичных усобиц, эти «мусорские» адвокаты вдруг отрезвлялись, вспоминали о своём истинном призвании, в них начинала клокотать забытая активность, стремнина и усидчивость. Они начинали оказывать реальную помощь, включались в борьбу за своих питомцев (особенно тётки и девки), и плоды тех борений были ощутимы. О принципе Свободной оценки доказательств подробно поворкуем в пункте 5.3. главы «Доказывание». Ага? Кроме того, народно любимы, живы и здравствуют, реально и негласно применяются, (ещё как!) учитываются и существенно влияют на судоскотство и другие принципы: Вор (ещё до всякого суда) должен сидеть в тюрьме; От сумы и тюрьмы не зарекайся; Закон, что дышло – куда повернёшь, туда и вышло; Там Закон, где судья знаком; Не подмажешь – не поедешь; Была бы шея, а верёвка сыщется; Доносчику первый кнут, доказчику – первая му?ка; На «нет» и суда нет; Нужда крепче закона, и некоторые иные. Мы их раскатаем, не сомневайся, не меньжуйся и… не бзди, курсант, прорвёмся.

 Яндекс.Метрика