КУРС МОЛОДОГО ОВЦА (или Самозащита в уголовном суде)

 

                                                  Автор: Шейченко В.

КУРС МОЛОДОГО ОВЦА

 

Часть первая
   

 

3.4. Подозреваемый. Его права Следовало бы начать с того, что подозрения по существу – это всего лишь предположения, предварительные суждения о чём-либо без ещё твёрдой уверенности в этом. Соответственно, подозреваемый – это лицо, в отношении которого только предполагается его причастность и виновность, а собранная к этому времени вся совокупность сведений-доказательств в отношении этого лица, является всего лишь фактическим основанием предположений о тех же причастности и виновности. Но одни и те же доказательства в неизменном их виде не могут произвольно менять своё правовое значение и свойства, то есть не могут они из предположительных вдруг переродиться по чьей-либо воле в утвердительно-обвинительные. В самом деле выглядит по меньшей мере странно, если на основании предположений человека сначала подозревают, а затем на их же основании обвиняют. Тебе предъявляют подозрения – предположения о твоей причастности и виновности, а ты в порядке защиты должен бы (но не обязан) опровергать такие предположения, возражать этому. «Борис, это наверное скорее всего вероятно ты украл, потому что ты мог это сделать. – Нет, дядьки-мусора, это наверное может быть не я украл (или: наверное я не украл), хотя, действительно мог или не мог этого сделать». Абсурд? Но на деле подозреваемому в ответ на предположения предлагается противопоставить твёрдые, категоричные утверждения об обратном – то есть опровергать предположения. А это не соразмерное, не адекватное обременение для стороны защиты. Тем более, что подобные предположения можно выдвигать против неопределённого круга лиц по любым противоправным фактам и обстоятельствам. Другие нелепости выясняются из процессуального положения подозреваемого, как участника уголовного судопроизводства. Такое положение видится странным и неоднозначным. Я бы сравнил его с положением несчастных приведений – уже не люди, ещё не свободные духи, а где-то на полпути, в промежности космоса застрявшие (ни то, ни сё). Все активные участники от сторон утверждаются на свои роли, устанавливаются в своём статусе через специальные процедуры инсинуаций – их признание в определённом качестве. Так, потерпевший, гражданский истец, ответчик признаются таковыми через решения об этом (постановление о признании), обвиняемый становится обвиняемым через решение о привлечении его в этом качестве, что равносильно признанию (постановление о привлечении). Даже адвокат приобретает качество защитника только с момента вынесения решения о привлечении его к участию в деле (назначению) именно в таковом качестве. Но в отношении подозреваемого аналогичных процедур отчего то не предусмотрено. Ни одним процессуальным актом не решается вопрос о признании гражданина подозреваемым и присвоении ему статусных регалий. Из перечисленных в законе и издаваемых в ходе расследования решений можно только умозрительно делать выводы, что лицо оказалось в шкуре подозреваемого (например, по наличию постановления о возбуждении уголовного дела, о задержании, о применении меры пресечения – статья 46.1 УПК). И последующий протокол допроса подозреваемого не является актом признания такого статуса – это ведь не решение. То есть подозреваемый в общем порядке и не заявляется официально к кругу участников. Таким образом судопроизводственная действительность породила казусы, в том числе: человека мордуют подозреваемым, он фактически является и воспринимается всеми подозреваемым по делу, но его не уведомляют об этом, не признают таковым участником в нормальном порядке, не разъясняют прав, лишают возможности активной защиты. Человек попадает в подвешенное состояние и искусственно остаётся вне игры (любимые игрушки поотняли). Судопроизводство оказывается односторонним процессом: сторона обвинения реально существует в лице её уполномоченных (назначенных) участников, а сторона защиты отсутствует или заширмованна, потому как её основной участник (подозреваемый) тупо не признан участником, не привлечён к участию в деле. Состязательность и равноправие рубятся под корешки. А теперь собственно о свойственных подозреваемому правомочиях (смотри ст. 46.4. УПК).

 Яндекс.Метрика