КУРС МОЛОДОГО ОВЦА (или Самозащита в уголовном суде)

 

                                                  Автор: Шейченко В.

КУРС МОЛОДОГО ОВЦА

 

Часть первая
   

 

3.6.12. Право на доступ к материалам уголовного дела Обвиняемый вправе знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела и выписывать из него любые сведения в любом объёме. Окончание расследования определяет новый этап и начало отсчёта времени, когда все материалы дела становятся доступны стороне защиты, открывается возможность защиты с помощью знаний всей совокупности информации по уголовному делу, имеющейся среди материалов и подлежащей представлению в суд. Эти знания сторона защиты может употребить не только в грядущем судебном споре, но и для опровержения законности самого решения о завершении расследования, а вместе с тем и его объективности. Да, существует гипотетическая перспектива пересмотреть обвинение и на стадии окончания расследования, когда защита по результатам ознакомления с материалами дела указует мусорам на фактические данные из этих материалов, влекущие разубеждение руководителей следствия или надзорных прокуроров в обоснованности, законности преследования. В любом случае, знакомство с материалами позволит защите оценить правильность производства, возможности сторон, перспективы в предстоящем разбирательстве, наличие или отсутствие достаточных доказательств и их же допустимость по всяким там обстоятельствам, обоснованность обвинений, весомость аргументов защиты, выработать или скорректировать имеющуюся позицию по делу, в общем – действовать более зримо, а не наощупь, как это происходить могло до этого. Долгие лета? органы расследования и суды ограничивали действие этого права только периодом самой стадии окончания расследования. По их лживым заверениям Право могло быть использовано лишь до передачи дела в суд. На судебной же стадии, например, на предварительных слушаниях, существовало несколько иное право – право на дополнительное ознакомление (статья 227.3 УПК), реализация которого всецело зависела от дозволительного решения суда. При таком раскладе, обвиняемых, выразивших желание повторно (вновь) ознакомиться с материалами в ходе судебного производства, посылали на детородные органы, ссылаясь на израсходование такого правомочия на той самой стадии окончания расследования (даже если обвиняемый по каким-то причинам и не знакомился с делом на то время). Это безобразие продолжалось вплоть до мая 2006 года, когда в ответ на жалобу одного мерзавца, Конституционный Суд указал о прямом действии права на доступ к материалам дела и об отсутствии каких-либо ограничений для всех стадий производства с участием обвиняемого. Таким образом, Право на ознакомление (доступ) с документами и материалами возникает с момента окончания расследования и может быть использовано на протяжении всего дальнейшего производства по делу, включая стадию исполнения приговора (осуждения или оправдания). Так же мы выяснили выше, что аналогичное Право вполне себе реализуемо и на более ранних этапах, правда не для всего объёма материалов дела. Но учтём, что существуют иногда объективные препятствия воплощения Права. Например, не сможет ознакомиться с делом тот осужденный, кто не решил о своём непосредственном участии в кассационном суде, а материалы уже переправлены в эту инстанцию. Также фактически невозможен вывоз в расположение резиденции суда осужденных из колоний для предоставления им заархивированных дел. В подобных случаях Право на доступ возможно обеспечить опосредованно: или через представителя, или путём получения копий документов. Наибольшее значение имеет первичное ознакомление. «О сколько нам открытий чудных готовит…». Масса эмоций, не всегда положительных, тебе обеспечена, когда поволочёт тебя по этим лабиринтам слёзных радости и отчаяния. Ты впервые узреешь весь массив улик против/за тебя, и исторический путь расследования. Делюга твоя может оказаться тощим томиком или собранием фолиантов – всё в зависимости от объёма вменённых злодеяний, обширности следственных действий и мероприятий, громоздкости самого производства. При виде этой текстовой прорвы быть может встрепенёшься ты, как разбуженный выстрелом лунь полярный, и пара жирных мурашек галопом проскочат по твоей потно-преступной спине. Не ссы, это нормальное явление. Ведь перед тобой без меры вымышленная биография твоя – Евангелие от … (как там твоего следака кличут?). Издание редкое (один экземпляр), С изнанкой рыхлою (лживою), дармовое (бесплатное), бесценное (о твоей судьбе копеечной). Преклонись и ороси. Как и с экспертными знакомствами выбор имеешь из двух путей: 1). Непосредственно всё пролистывать, вчитываться, в тему въезжать, выписывать нужное, прощупывать, просматривать, вынюхивать и пробовать на вкус. Следак или его представитель должны присутствовать, а также защитник твой, если будешь настаивать. Время не ограничено, кроме как при обстоятельствах явных злоупотреблений этим временем. Но сам процесс в условиях дискомфорта окажется утомительным. В первую очередь – для тебя самого, хотя и спешить тебе в тюряге, в общем-то, не куды. В какой-то момент выдохнешься, внимание ослабнет, а без внимания и понту нет в работе этой; 2). В размен долгих посиделок, нудных и для следака, выторговать у него комплект копий всех материалов дела, сверить их с объёмом оригинала (чтоб не было изъятий), ознакомиться с вещдоками, с аудио-видео материалом, удостоверить подписью факт ознакомления и … аля-улю. А подробное знакомство дальше проводить по светокопиям, развалясь на нарах. А? Я всегда придерживался второго пути, если нет других необходимостей для встреч «ты-следак-адвокат». Обвиняемому обязаны предоставить ко вниманию все без исключения документики из дела, что включены в него на время окончания расследования, и которые единым объёмом двинуться гулять по инстанциям. Конечно, мусора мухлюют, чтобы упрятать с глаз твоих долой какую-либо значимую информацию или сведения об отсутствии таковой. Потому – ушки держать надо востро. Помни, курсант, после окончания расследования запрещено дополнять материалы дела доказательствами, минуя возврат дела на следственную стадию. А любые, вновь появляющиеся документы, подлежащие включению в число этих же материалов, но издаваемые в текущий период, должны быть отдельно представлены на ознакомление. Такие материалы образуют самостоятельный томик. Каждый том, а в их заглавиях полагается полная Опись документов, должен быть прошит и пронумерован. Концы стяжных шнуров скрепляются печатью и подписью в порядке пломбирования. Печать и подпись только от следака. Но разве он не может их в любое время обновить? Тогда следи, чтобы листы были пронумерованы только чернилами, а не грифелем карандаша, и чтобы нумерация совпадала с Описью. В ином случае у мусоров есть возможность подправлять циферки, добавлять, заменять, изымать какие-либо из листиков. Отсутствие чернильной нумерации констатируй как полное отсутствие нумерации, скандаль до выполнения требований о чернильном письме, исключающем бесследные правки. Опись документов, как оглавление в любых печатных изданиях, должна содержать чёткий перечень всех документов с их поименованием, позволяющем идентифицировать, с указанием номеров листов по порядку внутри соответствующего тома. Наименование указывается полностью при возможных сокращениях слов, плюс – дата издания документа, например: «Протокол осмотра квартиры от 24.02.2010г. … л.114-116». Недопустимы отписки, типа «Протокол» и всё на этом. Мало ли каких ещё протоколов в этом деле водиться. Иначе, при таком раскладе уже после ознакомления на тех же самых листах №114-116 может обнаружиться хотя и Протокол, но протокол, например, допроса свидетеля - доказательство обвинения, о существовании которого ты «не нюхом, ни рылом». Факт подобной подмены в дальнейшем ты вряд ли докажешь. Сам овца! Это не брехня, следаки, эх, да чего уж там – судьи тоже, не особенно стесняются подлогов и фальсификаций. Крысы ещё те. Подменки – обычное явление. Такие манипуляции позволяют не только скрыть важные доказательства, осуществить неожиданный вброс данных, но и задним числом исправить многие ляпы, избавиться от нарушений. Приобщённые вещественные доказательства – неотъёмлемая и составляющая часть материалов уголовного дела, и они должны храниться при деле, всюду его сопровождать. И с такими материалами следует знакомиться непосредственным образом. Опосредованное знакомство через протоколы и фототаблицы недостаточно, и более того, желательно одновременное знакомство и с объектами и с их документальными фиксаторами. Нет исключений и для громоздких вещдоков, таких, как например, сооружения или автотехника. Да, их к делу не пришить и не доставить в кабинет. Вот пусть и обеспечивают тогда доставку Магомеда к горе, он желает лично ту гору осмотреть, имеет право на то. А как же! При знакомстве с вещдоками перво-наперво изучаем упаковку, пломбы, крепления и шовчики – всё, что призвано было обеспечить целостность и неприкосновенность. Таких охранительных уровней может быть множество в зависимости от числа гуляний вещдока по рукам и инстанциям всяким, и по числу обращений к нему исследователей. Все свои личные наблюдения сверяем с документами из дела, где отражена судьба и движение вещдока. Вскрывать и переупаковывать должны так же в твоём присутствии. В ходе дальнейшего производства по делу у тебя не раз может появиться нужда обратиться к материалам дела уголовного. Ну, так ты без стеснений при любой необходимости используй Право на дополнительное ознакомление. А органы, в чьём распоряжении будут находиться на то время материалы, обязаны станут обеспечить тебе такой доступ. В любых случаях, когда будешь ходатайствовать об ознакомлении, кроме процессуального права по ст. 47 УПК ссылайся на гарантию по ст. 24 Конституции. А если повстречался на твоём тернистом пути мусор упрямый, по каким-то причинам он не предоставляет возможность изготовить и заполучить на руки светокопии, злоупотреби Правом собственноручно выписывать из этих материалов любые сведения и в любом их объёме. Вплоть до того, что полностью воспроизводи все бумаги по форме и содержанию. А там посмотрим у кого сфинктер прочнее. Кое-что из материалов тебя сразу зацепит, но по большинству материалов сиюминутно не сможешь определиться в их будущной необходимости и важности. Что ж, срисовывай все текста. Такая информационная жадность и дотошность вполне оправданна, и может быть обеспечена только подробным копированием. Важным для себя заведомо считай ВСЁ. Да, подобная возня затребует уйму времени и энергий тщедушных твоих. И не только твоих. Как опыт показывает, мусора сами сдуваются от такой тягомотины и идут на уступки в требованиях о копиях. Бесплатных, конечно. По общему правилу, ограничений в доступе нет. Запрещено только распространение копий документов, содержащих гостайну, а материалы такого рода предоставляют защите лишь на время разбирательства. Однако на практике ограничения в доступе распространяют ещё и на материалы, касающиеся личных данных о засекреченных участниках (свидетелях, терпилах), а также на Особые мнения судей по коллегиальным их решениям. Основания последних сокрытий не ясны, но эти ограничения законными не являются.

 Яндекс.Метрика