КУРС МОЛОДОГО ОВЦА (или Самозащита в уголовном суде)

 

                                                  Автор: Шейченко В.

КУРС МОЛОДОГО ОВЦА

 

Часть первая
   

 

4.2. Доказательства как они есть – Дети, слушай мою команду: на две группы живо раздели?сь, занять позиции по траншейкам и окопчикам в сугробах, налепить плотненьких снежков! Налепили? Следующая установка: снежки – це ж ваши доказательства. Начинаем прицельно швырять их в противника… Кидь их, кидь. Ага. Отставить смех, сделали суровые личики, лютость и отчаяние нарисовали под бровями. Марина, что за дерьмо, целься в морду… Ванюша, кули ты клювом щёлкаешь, уворачивайся. – Ай, Полина Колаевна, Стёпке нос разбило. – Ничевось, злее будет. Доказательства различают шестью видами: показания; заключения; вещественные доказательства; протоколы; иные документы (статья 74 УПК). И вновь нас грузят нормативными неясностями, нечёткими формулировками. Когда указывается последним пунктом перечня доказательств «иные документы», следует логический вывод, что все предшествующие по перечню разновидности - тоже документы. Но ясно, что вещдоки - суть, вещи и предметы не являются документами. Так же как и устные показания или заключения (голосовой продукт, сигнальное сотрясание эфира). Хрень какая! Говоря о доказательствах, перво-наперво нужно чётко различать для себя два понятия: собственно доказательство и источник этого доказательства. Доказательства по содержательной стороне - это сведения, информация, данные, содержащие сообщения по обстоятельствам дела. Такие информативные сведения отражают мысль и знание человека или результаты его действий-деятельности. Так, показания и заключения отражают информацию, исходящую от лица физического, в том числе, если это лицо голосит от имени организации. Информация такая выражается речью устно или на письме. Вещественные доказательства несут на себе (внутри себя) информацию от воздействий человека на объекты материального мира - то есть это информативная составляющая вещей, предметов, природных или искусственных созданий. Как например, следы источения протекторов на шинах – они несут информацию об износе и употреблении по назначению колёсному. Сами же материальные носители информации, будь то человек, иная живность, документ, вещь или предмет - это только источники доказательств. Поэтому неверны будут утверждения, что доказательством по делу является протокол допроса свидетеля. Глупости, протокол допроса - это только источник. Доказательством в этом случае являются показания - сведения, сообщённые свидетелем. Не менее абсурдно будет сообщение о вещественном доказательства, допустим, изъятом с места происшествия ноже. В этом случае доказательством будет являться какая-либо информация, связанная с этой колюще-режущей штуковиной, например, сведения того, что у преступника был этот нож и он кое-что им сделал, а на ноже отразились следы этих действий или состояний, либо действием этого ножа образованы какие-либо отметены на других объектах, в сознании людей. В некоторых случаях доказательства могут выступать и в двояком значении. Например, тот же протокол допроса, с одной стороны, может приниматься во внимание как носитель показаний, а с другой стороны и при необходимости, как источник - вещественное доказательство того, что такой документ существует в природе, им зафиксирован имевший место быть допрос, процессуальные действия участников допроса, или же на протоколе отображены следы каких-либо внешних воздействий. Не различение, смешение двух, пусть и взаимосвязанных, но автономных понятий "сведения" и "источник сведений" в обобщающем понятии "доказательство" приводит к серьёзным нарушениям, процессуальному блуду. В том числе такое искажённое понимание присуще и профессиональным юристам самых широких кругов. Вот пример массового мракобесия. С лета 2002 года по новому УПК (статья 220) было введено требование указывать в Обвинительных Заключениях перечни доказательств сторон. Органы расследования в этом разделе Объебонов стали приводить перечнями только источники доказательств - сухо перечисляли наименования протоколов, документов, заключений, вещдоков. Но сами сведения, содержащиеся в этих источниках, оставались без изложения, не раскрывались. Фактически, доказательства не приводились вовсе. Конечно, это было выгодно мусорам, так как сама доказательственная информация оставалась сокрытой. Соответственно нарушалось и Право на защиту, в частности право знать о фактических основаниях обвинения. И такое безобразие продолжалось вплоть до 2004 года, пока, кряхтя, Верховный Суд отдельной директивой не уточнил действительное содержание Закона. Так ведь и до настоящего времени встречаются аналогичные нарушения, когда, например, в тех же Перечнях Объебонов или даже в Приговорах мусора делают ссылки на вещдоки и некоторые документы, на их доказательственное наличие, но не приводят информативное содержание. Перечисленные в Законе виды доказательств мусора не вправе своим усмотрением дополнять другими видами. И имеющиеся виды не могут быть подменены между собой или вне перечня иными видами доказательств - из тех, что не предусмотрены с самом УПК. Не будут допущены, например, предсказания гадалки, видения, сообщения говорящего ворона, результаты гипнотических воздействий, заключения парапсихолога. Неприемлемы в качестве вещдоков неустойчивые объекты: снег, пламена, энергетический субстант; или любые живые организмы: муравейка, бурундучок, слоник; или человек, хоть живой, хоть дохлый, так же, как и любой его организменный фрагмент. Зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия сообщения обвиняемого являются только показаниями, а не просто сведениями по протоколу. Допросные показания свидетеля не могут воспроизводиться через показания другого свидетеля, например, следователя, производившего допрос этого свидетеля, а показания потерпевшего через показания его представителя. Надписи не стенке клозета не принимаются как "иной документ". Для каждого вида доказательства (а иногда и подвида) установлены свои правила их получения, фиксации, хранения и передачи. Даже при внешней схожести форм выражения доказательств, их свойства определяются чёткими критериями, позволяющими обособлять их друг от друга. А путём подмены видов между собой мусора пытаются обойти наиболее муторные правила, преодолеть запреты или получить дополнительные доказательства дублирующего характера. И эти выкрутасы у них, в условиях слепоты контролёров, практикуются успешно. Например, распространён приём, когда процедуру опознания подменяют получением показаний, в которых допрашиваемый сообщает об узнавании им другого лица или предмета - то есть опознаёт объект выяснения.

 Яндекс.Метрика