КУРС МОЛОДОГО ОВЦА (или Самозащита в уголовном суде)

 

                                                  Автор: Шейченко В.

КУРС МОЛОДОГО ОВЦА

 

Часть первая
   

 

5.3.4. Достаточность Достаток определяется таким запасом продукта, когда приходит ощущение сытого счастья, прочности и надёжности состояния сейчас и на будущее. Ареал оптимиста. В то время, когда имеются перспективы новых или дополнительных приобретений, а жадность – не порок, определённый уровень жира позволяет удовлетвориться уже его наличием и массой. Даже с прогнозом некоторых потерь и расходов. Тот жирок обозначает совокупность доказательств, а удовлетворённость от его наличия и качества – достаточность. В силу Презумпции невиновности, когда сама невиновность не обязательна к доказыванию стороной защиты, требование достаточности обращено только к доказательствам обвинения. То есть, доказательства защиты не подлежат оценке по критериям достаточности, претензии о недостаточности доказательств защиты в пользу невиновности (непричастности, отсутствию события преступления) всегда ничтожны и не должны приниматься во внимание. Достаточность полагается вовсе не совокупностью доказательств общей грудой. В этой совокупности должны иметься доказательства по каждому обстоятельству уг.дела, по каждому пункту обвинения. Каждое из обстоятельств должно быть обеспечено своей совокупностью, как для убедительности позиции, обоснованности, так и на случай, если одно из доказательств окажется на поверку недостоверным или недопустимым. Патриарх Ной призвал парных тварей на последнюю попойку. Старик точно знает только то, что последним бухлом для всех станет морская водь. Ной – не ной, а накроет водой… Питейные же предпочтения всякого пришлого не известны. Поэтому Кормчий затарил всё мыслимое и доступное бухло. В этом случае наличие пойла всех видов и сортов, хотя бы по два пузыря на рыло можно считать достаточным объёмом. Пара – это больше одного, это уже совокупность. Опытный бармен – Нойка в курсе, что после первого стакана? клиенты менее капризны и разборчивы. Понты отстреливаются прочь, как пустая тара, а потреба удовлетворяется доступным, вплоть до «всё едино, что в себя вливать». Так и в твоём случае. Тебя обвинили в совершении террористического акта (ст. 205 УК РФ) – совершении взрыва, устрашающего население и создавшего опасность гибели человека. С кем не бывает. Тогда условием достатка доказательств будет наличие как минимум двух разноисточных доказательств о факте взрыва; как минимум двух – о том, что население (несколько местных жителей!) устрашилось; как минимум двух – о признаках смертельной опасности; и далее по два и более доказательства по всем остальным обстоятельствам. В ином случае, если хотя бы один признак или обстоятельство греет лишь одно доказательство, тем более в отсутствие такового вообще – имеем недостаточность. В любом случае, достаточность – величина абстрактная, индивидуальна она окаянная для каждого дела по причине зависимости от сложности доказывания. Пусть считается, что простых дел не бывает. Нифига подобного! Всегда сложнее в доказывании особо тяжкие составы, где больший ресурс прикладывается, где много экспертных изысканий, где не добыто прямых улик, где более крупны обстоятельства и признаки. Другая зависимость существует от доступности сведений к обсуждению, а ещё от усмотрения тех, кто и будет ту достаточность признавать или делать выводы о недостатке окончательным вердиктом. Когда следственные люди и суд мастырят обвинение, они это обвинение, в целом и по частям, соизмеряют с имеющимися доказательствами. И если по их мнению обвинительные выводы в достаточной степени подтверждаются доказательствами, то имеющийся сейчас объём доказательств (фактических данных) считают достаточным. Так должно быть в идеале. Но УПК и по такому оценочному явлению сюрпризничает. Буквальное содержание правила о достаточности (ст. 88.1 УПК) лукаво: подлежат, видите ли, оценке с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела все собранные доказательства в совокупности. Во как! С миру по нитке – мёртвому припарка. То есть, необходимо оценивать достаточностью всю совокупность доказательств в целом, общей кучей. Никакие части (блоки), например, в отношении отдельных обстоятельств, никакие отдельные доказательства не могут оцениваться достаточными. Опираясь на прямое понимание этой нормы органы расследования и суд оказались вне обязанности каждое обстоятельство подтверждать доказательством, тем более совокупностью доказательств. Они вправе ограничиться сбором сведений в той мере, чтобы на их фоне вырисовывалась общая картинка преступления, а обстоятельства выглядели правдоподобно. Не правдиво, а правде подобно. Такая положуха расслабляет доказательственную деятельность мусоров, вплоть до того, что они позволяют себе ограничиться и произвольной совокупностью, обозначающей лишь общие черты и фоновый ракурс обстоятельств без многих, порой самых важных частей. Суть такого подхода в понимании правоприменителей мусорского типа выясняется, если ознакомиться с разъяснениями «достаточности», как это сладко льётся из уст судей, например, в адрес присяжных. «Совокупность доказательств, - ссал в уши присяжным судья Андреев, - можно сравнить с фрагментами разбитого кувшина или мозаики. Вы складываете эти фрагменты между собой для воссоздания первоначальной формы. Какие-то из фрагментов могут отсутствовать. Но и без них по имеющейся совокупности Вы вполне способны определить первоначальный облик кувшина или сюжет мозаики. И в таком случае имеющаяся совокупность доказательств будет достаточной». Вот тебе и значение нормы о совокупочной оценке достаточности. И это – не личное мнение отдельного судьи. Образчики таких формул судьям рекомендательно спускают церкулярами «сверху». Сам понимаешь, подобные «рекомендации» от верховной курии носят ультимативный характер. Поэтому и Напутствия присяжным с разъяснениями по этому же поводу от других судей и по иным процессам копируют друг друга. То не просто навязанные директивы. Судьи сами такое значение воспринимают искренне и как должное. Прикинь Х к носу. В числе отсутствующих фрагментов могут быть главные, структурно (сюжето) образующие детали, например, дно у кувшина или голова у крылатого создания в мозаике. Или не доставать может подавляющая часть желанной совокупности. Без них и кувшин – не кувшин, и невесть кто крылатым существом изображён: демон или ангелочек. Как и в случае отсутствия любых других фрагментов, такое положение приводит лишь к возможности с определённой долей вероятности восполнять картинку и форму через собственное воображение. Хотя таковые могут и не соответствовать действительному, автором замысленному и воплощённому изначально содержанию и облику. Иными словами через указанные разъяснения судья позволил домысливать и сами недостающие доказательства – фрагменты мозаики, и общую сюжетную линию. Но любые домыслы равнозначны предположениям. А такой способ доказывания, как тебе известно, запрещён УПК. К такому разврату приводят на деле нормы Закона, подбадривая невежество властей. Заявленная Свобода оценки доказательств, в приближенном её рассмотрении, свободой не оказалась. Кроме ограничений собственно нормативных, мусора к критериям оценки своим произволом воткнули дополнительные буксы. Следуя их трактовке, отсутствие доказательств даже по таким важнейшим обстоятельствам, как например, причина смерти, время и место деяния или мотивы, не само по себе является препятствием для постановки выводов о достаточности. Коммуняки мечтали всех уровнять до уровня трудовых рабов. Обломались. Клерикалы мечтают охомутать через «раб божий». Обломаются. А Эдем в мечтах мусоров – резервации, где доказывание без доказательств допустимо. Но где Им рай – тебе загон бесправия, правовое порабощение. Обломай их.

 Яндекс.Метрика